В 568 г. в пределы Италии вступили завоеватели - лангобарды, подчинившие себе значительную часть Северной и Средней Италии. Лангобардское завоевание носило ярко выраженный насильственный характер: в ходе его было захвачено много земель, изгнано и убито большое число местных землевладельцев и подчинено завоевателям оставшееся местное население, которое должно было платить победителям оброк, подчас в размере третей части его доходов. Вероятно, эти зависимые люди были поделены между отдельными семейными и родовыми группами лангобарлов, которым они и обязаны были вносить указанные платежи. Лангобарды расселялись, по-видимому, кровнородственными группами (fara), подчиненными отдельным герцогам. Очевидно, герцоги наделяли землями группы родственников, а большую часть этих земель присваивали себе. В пределах каждого герцогства король получил значительные земельные комплексы, которыми управляли непосредственно королевские должностные лица. Однако герцоги продолжали оставаться сильными местными властителями, и в лангобардском государстве почти до конца его существования сохранялось своеобразное двоевластие короля и герцогов.

Документ позволяет представить характер социально-экономических отношений в Лангобардской Италии VII - VIII вв. Древней записью обычного права лангобардов является эдикт лангобардского короля Ротари, составленный в 643 г., - так называемая Лангобардская правда.

Подобно франкским капитуляриям, законы лангобардах королей второй половины VII и первой половины VIII в. издавались на собраниях знати каждым королем в течение нескольких лет, в них включались постановления, касавшиеся различных сторон жизни лангобардов. Постановления эдикта Ротари  были сильно видоизменены в законодательстве последующих королей. Это дает возможность представить динамику социальных процессов, происходивших в общественном строе лангобардов.

Гл. 167 эдикта Ротари свидетельствует о том, что у лангобардов еще сохранилась большая семья, которая, однако, уже находилась на стадии разложения. В ней идет речь об общем имуществе братьев, живущих вместе после смерти отца.

Ряд глав эдикта Ротари (гл. 343, 358, 358а) позволяют сделать вывод о существовании общины - марки в лангобардской Италии.

В ряде глав эдикта имеются сведения о процессах мобилизации земельной собственности - дарениях (гл. 167, 172, 173, 177), продаже и закладе земли и другого имущества (гл. 250, 251) и в связи с этим - о все возрастающем имущественном неравенстве среди свободных лангобардов. Значительное место отводится описанию процедуры дарения и заклада земли, в которых еще значительны пережитки родового строя.

Гл. 167 содержит данные о зарождении прекария (возможность сохранения за дарителем до его смерти права пользования подаренным имуществом); гл. 225 - бенефиция (дарение герцогом или каким-либо частным лицом имущества человеку, находившемуся у него на службе).

Регулируя порядок заклада земли и другого имущества, составители Лангобардской правды опасались, как бы такие акты не привели к полному разорению свободных лангобардов, и запрещали передачу в залог самого необходимого, имущества, прежде всего рабочего скота (гл. 250, 251).

Немало глав эдикта содержат свидетельства о все растущем неравенстве среди свободных лангобардов. Так в главах 48 и 75 видно, что уже при Ротари проводилось различие в среде свободных сообразно их «знатности и родовитости».

Эдикт содержит данные о некоторых возникающих видах зависимости свободных лангобардов - заключение свободным человеком по либеллярного договора, а также поселение на чужой земле на условии уплаты чинша (гл. 227).

Собственник земельного участка, переданного другому свободному человеку по либеллярному праву, приобретает над поселенцем и некоторые права; в случае совершения им убийства он должен передать его в руки родственников убитого (видимо, для дальнейшего разбирательства дела в государственных инстанциях).

В ряде глав эдикта имеются сведения о полусвободных альдиях, а также рабах и вольноотпущенниках в лангобардском обществе. Подробно описываются различные способы отпуска на волю - от получения рабом полной свободы и независимости (fulcfree et haamund) до приобретения рабом лишь статуса альдия (гл. 216, 219, 224, 225, 235).

Тенденция развития такова, что вольноотпущенники, альдии и рабы (которые все чаще испомещаются на землю) все больше сближаются между собой, превращаясь в слой полусвободных зависимых держателей чужой земли. Быстро растут ряды сервов-массариев - прикрепленных к земле рабов, имеющих дом, земельный участок, а подчас и рабочий скот (гл. 279, 280). Эдикт упоминает о складывающемся господствующем классе лангобардского общества: богатеющие ариманны, королевские дружинники и должностные лица - судьи (judices), скульдахии, деканы и др. (гл. 48, 167, 177, 225, 343).


Гл. 48. О выбитом глазе. Если кто выбьет кому-либо глаз, уплачивает штраф как совершивший убийство, в соответствии со степенью родовитости и знатности данного лица и половину цены получает тот, у кого выбит глаз.

Гл. 75. О ребенке, если будет убит во чреве матери. Если ребенок будет убит кем-либо во чреве матери вопреки ее воле и мать останется живой, [убийца должен возместить] половину стоимости [матери], оцениваемой в качестве свободной женщины, сообразно ее знатности. Половина уплачивается на ребенка. Если же она умрет, уплачивает сверх того [кто платит за убийство ребенка во чреве матери сообразно ее родовитости]...

Гл. 167. О братьях, которые останутся жить в общем доме. Если братья останутся [жить] в общем доме после смерти отца и один из них приобретет какое-либо имущество, [будучи] на службе у короля или судьи (judex'a)[1], пусть он и владеет им [безраздельно], не деля его с братьями. Если же кто-либо из них приобретет что-либо во время пребывания на военной службе, это должно принадлежать всем братьям, живущим в общем доме. [532]

Если кто подарит какое-нибудь имущество кому-либо из названных братьев, пусть тот, кому это было подарено, владеет [этим имуществом]. Если кто-либо из братьев женится, то мету[2] может взять из общего имущества. Когда задумает жениться другой [брат] или же зайдет речь о дележе [имущества], другой брат может получить из общего имущества столько, сколько первый взял в качестве меты. Оставшееся отцовское и материнское состояние они [братья] делят между собой поровну.

Гл. 172. О thinx'e[3],т. е. дарении. Если кто-либо захочет передать свое имущество другому лицу, то должен сделать это не тайно, а в присутствии свободных людей, посредством gairethinx так, чтобы и тот, кто будет совершать акт передачи [посредник], и тот, кто выступает в качестве понятого, были свободными людьми, дабы потом не могло возникнуть никаких претензий.

Гл. 173. Если кто-нибудь передает другому свое имущество в силу акта дарения и при совершении этого акта (thinx) заявит, что он оставляет подаренное за собою, в своем пожизненном пользовании, то пусть он потом не расточает злоумышленно подаренное имущество, а старается целесообразно его использовать. Если же у него возникнет необходимость продать или заложить землю с рабами или без них, то пусть он прежде, чем сделать это, обратится к тому, кому он передал все это в силу акта дарения, и скажет ему: «Вот видишь, какая необходимость вынуждает меня уступить это [подаренное тебе] имущество [другому лицу]; если хочешь, помоги мне, и я сохраню его в качестве твоей собственности». И если тот не захочет ему помочь, то все то, что даритель передаст [из состава уже подаренного имущества] другому лицу, останется за этим последним в качестве его прочного и признанного владения.

Гл. 177. О свободном человеке, да будет разрешено ему переселяться. Пусть каждый свободный человек имеет право переселяться со своими чадами и домочадцами (fara)[4] пределах нашего королевства, куда ему угодно, но с разрешения короля; если же ему предоставил что-либо в качестве [533] дарения герцог или какой-либо свободный человек и он не захочет оставаться ни с ним, ни с его наследниками, подаренное возвращается дарителю или его наследникам.

Гл. 216. Если альдий женится на свободной (Hbera). Если чей-нибудь альдий женится на свободной женщине (libera uxor, id est fulcfrea)[5] и приобретет над нею покровительство (mundium) и затем, после того как у них родятся сыновья, муж умрет, то родные этой женщины в случае ее нежелания оставаться в доме ее мужа и в случае наличия у них намерения вернуть ее к себе должны возместить сумму, уплаченную [в свое время] за покровительство (mundium) над этой женщиной [ее мужем], тем, кому принадлежал альдий. Тогда она может вернуться к своим родным, но без его morgincap[6] и без какого бы то ни было имущества ее мужа, лишь с тем, что она [в свое время] принесла [в его дом] от своих родных. И если сыновья этой женщины не захотят оставаться в отцовском доме, то пусть оставят там отцовское имущество и внесут за себя сумму, [равную той], которая была уплачена за мундиум над их матерью; тогда они смогут идти, куда захотят, в качестве свободных.

Гл. 219. Если альдий возьмет в жены свою или чужую рабыню (ancilla), их сыновья будут рабами, так как их мать рабыня.

Гл. 221. Если раб осмелится вступить в брак со свободной женщиной или девушкой, то [тем самым] подвергает опасности свою жизнь и ту, которая согласится стать женой раба, ее родственники могут убить или продать за пределы страны и распорядиться ее имуществом по своему усмотрению.

Если родственники этого не сделают, королевский гастальд[7] или скульдахий[8] пусть приведут ее на королевский двор и провозгласят королевской рабыней (ancilla). [534]

Гл. 224. I. Об отпуске на волю. Если кто захочет освободить своего собственного раба (servum) или рабыню (ancillam), пусть сделает это, как ему будет угодно. Но если кто захочет сделать его полностью свободным и не зависимым от себя (fulcfree et a se extraneum (id est amund)), должен так поступить: пусть передаст его вначале в руки другого свободного человека и пусть подтвердит тот [это] через gairethinx, второй пусть передаст третьему таким же способом; третий - четвертому, четвертый же пусть приведет его на перекресток четырех дорог и отпустит на свободу в присутствии понятых (thingat in gaida et gisil) и так скажет ему: «можешь идти свободно на все четыре стороны». Если будет сделано так, тогда [отпускаемый на свободу] становится совершенно независимым (amund) и получает гарантированную свободу, и его патрон впоследствии не сможет осуществлять никакой власти над ним или его детьми. Если тот, кто стал совершенно независимым (amund), умрет без законных наследников, его имущество переходит в королевский фиск, но не патрону или наследникам патрона.

II. Подобным образом тот, кто отпущен на свободу по распоряжению короля, пусть живет по тому же праву (lege), как и ставший совершенно независимым (amund).

III. Если кто сделает [своего раба] свободным (fulcfree) на перекрестке четырех дорог, но не объявит его независимым (amund), пусть тот живет со своим патроном, так же как со своим братом или другим родственником - свободным лангобардом, т. е. если тот, кто стал свободным, умрет, не оставив законных детей, его имущество наследует патрон, как записано выше.

IV. Кто захочет сделать [своего раба] альдием, пусть не ведет его на перекресток четырех дорог и не дает ему права идти куда угодно. Это четыре способа освобождения. Однако необходимо для сохранения [в силе] на будущее время, чтобы было записано в грамоте об освобождении, какую свободу получил отпускаемый на волю (ut qualiter liberum aut liberam thingaverit). Но, даже если [это] и не будет зафиксировано в грамоте, все равно он остается свободным.

Гл. 225. О вольноотпущенниках. Если вольноотпущенник, который стал fulcfree, оставит [после смерти] законных сыновей, пусть они будут его наследниками, если дочерей - пусть наследуют по своему праву (legem suam), так же в случае наличия и незаконнорожденных детей. Если умрет без наследников, [то надо так поступить]. Если еще при жизни подарит свое собственное имущество в соответствии с лангобардским законом (id est handegauverc et harigauverc), пусть им владеет тот, кому он подарил. Но то, что имел в дар из имущества своего благодетеля, [если это не поступило [535] в его свободное распоряжение], должен возвратить патрону или его наследникам. А если получил в дар что-либо на службе у герцога или частных лиц, это возвращается дарителю. Другое же имущество, если, как сказано, не оставит наследников или не распорядится при жизни, пусть наследует патрон как его родственник.

Гл. 227. О покупках и продажах. Если кто купит землю - земельный участок для застройки или дом с рабами (casa mancipiata) и будет владеть ими в течение 5 лет и по прошествии 5 лет продавец или его наследники потребуют у него возвратить это, говоря, что не продали, а предоставили в пользование (praestetisset), пусть они покажут либеллярный договор (libellus scriptus), где записано, что ему эта земля предоставлена [в пользование]. Если не будет у них либеллярного договора, покупатель пусть только поклянется в соответствии со стоимостью имущества (qualitatem pecuniae), что он приобрел это имущество за определенную цену и не должен никому уступать его по закону, и пусть он владеет тем, что приобрел.

Гл. 234. О серве-массарии[9]. Серв-массарий может отдавать взаймы или брать пекулий - быка, корову, коня и мелкий скот; продавать же [это] запрещается, за исключением тех случаев, когда речь идет о пользе для дома (pro utilitatem casae ipsius), и это не повлечет за собой его разорение.

Гл. 235. Об альдии. Запрещается чьему-либо альдию, который не стал совершенно свободным и независимым (amund), продавать землю или рабов (mancipia) без разрешения патрона и отпускать кого-либо на волю.

Гл. 250. Если кто без приказания короля передаст в залог коней или приученных к упряжке быков и коров, пусть возместит их [стоимость] в девятикратном размере.

Гл. 251. Если свободный человек, являющийся должником, не будет иметь другого имущества, кроме лошадей, быков или коров, тогда кредитор пусть отправится к скульдахию и изложит свое дело, [говоря], что должник не имеет другого имущества, помимо того, о котором сказано выше. [536]

Тогда пусть скульдахий возьмет быков и лошадей и передаст их в залог кредитору, который будет ими распоряжаться вплоть до возмещения долга.

Если скульдахий будет медлить с выполнением [этого дела], должен быть наказан королем штрафом в 12 солидов. Залог должен быть возвращен после уплаты долга.

Гл. 279. О сговоре сельских жителей (concilio rusticanorum). Если сервы во главе со свободным человеком, подданным нашего королевства, сговорившись и вооружась, придут в село, имея какие-либо злокозненные намерения (ad malum faciendum), свободный лишается жизни или должен платить 900 солидов - половину королю и половину тому, кому причинена несправедливость, сервы же, которые были с ним в сговоре, подвергаются штрафу в 40 солидов каждый, из них половина уплачивается королю и половина, как сказано выше.

Гл. 280. О мятежах сельских жителей (rustici). Если по какой-либо причине сельские жители объединятся и решатся на мятеж (concilios et seditionis) и встанут у кого-либо на пути или отнимут раба (mancipium), или скот, который господин взял из дома своего серва, тот, кто возглавляет сельских жителей, пусть будет убит или заплатит вергельд в соответствии с тем, как будет оценена стоимость его жизни. Каждый участник этого злонамеренного предприятия должен уплатить 12 солидов, половину королю и половину потерпевшему...

Если кто-либо из сельских жителей будет убит, не может быть [по этому поводу] возбуждено какого-либо процесса, так как тот, кто его убил, защищал себя и свое имущество.

Гл. 343. Если обнаружено животное, причинившее какой-либо ущерб. Если кто-нибудь обнаружит чужого коня или какое-либо другое животное, причинившее ущерб, и запрет его во дворе, и не придет хозяин [коня], который признает его, тогда нашедший пусть ведет [коня] к местному судье. Или же он [нашедший] должен доставить коня на собрание [общины] перед церковью (conventus ante ecclesiam) и там до четырех или пяти раз провозгласить, что он нашел коня. Если не найдется человека, который признает [своим] коня, приказываем, чтобы тот, кто его нашел, распоряжался им как своей собственностью...

Гл. 358. Никто не имеет права запрещать кому-либо проходить по траве, за исключением того времени, когда луг еще не скошен или не убрано жнитво. После уборки сена или снятия урожая тот, кому принадлежит земля, может запрещать это лишь в том случае, если данный участок огорожен.

[Гл. 358а]. Если конь бродит по пастбищу... где пасется другой скот, и кто-либо осмелится его выгнать, платит штраф [537] восьмикратном размере за то, что осмелился его выгнать с общего поля (de arvo campo (quod est fornaccar)).

[1] Судья (judex) - королевское должностное лицо, обладавшее судебно-административной, военной и фискальной властью в судебном округе (iudiciaria).

[2] Мета - покупная цена невесты, которую уплачивает жених ее родным.

[3] Gairethinx, thinx, thingatio - германские термины, употреблявшиеся для обозначения акта дарения в лангобардских эдиктах (наряду с латинским donatio), а также при описании процедуры отпуска рабов на волю. Во время Ротари термин thinx уже утратил свое первоначальное значение - название народного собрания. При описании актов дарения или освобождения рабов в эдикте Ротари нет никаких указаний на сотенное или окружное собрание, подобное франкскому mallus'y; наоборот, все эти акты происходят лишь в присутствии свидетелей и понятых. Подробнее об этом см. А. И. Неусыхин, указ. соч., стр. 235 - 238.

[4] Fara - кровнородственная группа у лангобардов.

[5] Fulcfree, fulcfrea - вольноотпущенник, обладавший неполной, частичной свободой и сохранявший зависимость от патрона в отличие от свободного человека, обладавшего полной независимостью, - fulcfree et haamund, id est extraneus (см. гл. 224 и 225 эдикта Ротари, где описывается процедура освобождения и права освобожденных лиц).

Германский термин fulcfree означает человека полностью свободного. Видимо, такое значение этот термин имел первоначально, впоследствии же его содержание частично изменилось. Это было связано с тем, что в состав беднейших свободных лангобардов вливались отпускаемые на волю рабы и альдий. Иногда, правда, fulcfree продолжали называть человека, приобретающего полную свободу и независимость от патрона (путем освобождения в церкви через посредство короля - ср. гл. 9 эдикта Лиутпранда).

[6] Morgincap - утренний дар, приносимый женихом невесте после первой брачной ночи.

[7] Гастальд - управляющий королевским именем и исполнявший также судебно-административные и военные функции.

[8] Скульдахий (сотник) - королевское должностное лицо с судебно-административными и военными функциями, глава территориального округа (скульдахий), подчиненный герцогу, судье или королевскому гастальду.

[9] Серв-массарий - серв, имевший в держании земельный участок с домом (casa massaricia). (Ср. эдикт Ротари гл. 227, 280, эдикт Айстульфа гл. 2.) По своему фактическому положению сервы-массарии приближались к поземельно зависимым держателям из прежних свободных или вольноотпущенников. В более позднее время (VIII - X вв.) массарии - полусвободные держатели, имевшие дом и рабочий скот и исполнявшие разнообразные повинности, чаще всего не фиксированные договором. В то время массариями иногда назывались и поземельно зависимые держатели безотносительно к их юридическому статусу. Ср. «Monumenta Historiae Patriae», t. XIII, p. 40 - 42, № 20, 760 г.; С. Troya, Codice diplornaticolongobardo, Napoli, 1852, vol. 5, p. 251 - 252, №. 810, 764 г.

Текст воспроизведен по изданию: Хрестоматия по истории средних веков в трех томах. Под ред. акад. С. Д. Сказкина. Том I, Раннее средневековье. М., 1961. С. 532 - 538.

Комментарии
Поиск
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии!
Русская редакция: www.freedom-ru.net & www.joobb.ru

3.26 Copyright (C) 2008 Compojoom.com / Copyright (C) 2007 Alain Georgette / Copyright (C) 2006 Frantisek Hliva. All rights reserved."