главный раздел - Новости

Людовик XVI (1774 - 1793). Портрет работы Жозефа Дюплесси.

Ко времени правления Людовика XVI (1774) общественная атмосфера все более накалялась, и все больше число признаков предвещало близость революционного взрыва. В стране был голод, а выступления народных масс, так называемая, «мучная война» 1775 г. приняла грозные размеры. Людовик XV, которому молва приписывала слова: «После нас - хоть потоп!» - оставил своему преемнику печальное наследство. В 70-х гг. XVIII в., как показал французский историк Э. Лабрус, во Франции происходило падение цен на сельскохозяйственные продукты, что приводит к сокращению доходов феодалов. С 80-х гг. во французской деревне начинается «феодальная реакция», как назвал этот процесс Шере, а вслед за ним и  Феодальная аристократия, стремясь выйти из создавшегося положения, начинает восстанавливать старые средневековые повинности для крестьян.

Людовик XVI начал свое правление с преобразований. В 1774 г. он назначил генеральным контролером финансов Тюрго, сторонника «просвещенного абсолютизма» и реформ в духе учения физиократов, который предпринял попытки разрешить свободную торговлю хлебом, ограничить расточительство двора и ликвидировать цеховой строй с его консервативными традициями, рутиной техникой и организацией труда. Однако все реформы королевского министра натолкнулись на решительное сопротивление со стороны дворянства, добившихся отставки Тюрго в 1776 г. На смену решительному Тюрго пришел более осторожный Неккер, но и его в 1781 г. постигла судьба предшественника.

В 1787 - 1789 гг. во Франции сложилась революционная ситуация. В промышленности и торговли наступил кризис, вызванный проникновением на рынок английских дешевых товаров. Государственные контролеры Калонн и Ломени де Бриенн[1] пытались покрыть расходы с помощью займов. К 1789 г. государственный долг Франции достиг 4,5 млрд. ливров, а ежегодный дефицит бюджета составлял 80 млн. ливров.

По совету Калонна в 1787 г. Людовик XVI созвал собрание нотаблей[2], состоящее из представителей трех сословий, назначенных самим королем. Чтобы преодолеть поразивший страну финансовый кризис, Калонн[3] предложил изменение налоговой системы, предусматривающее уплату части налогов привилегированными сословиями. Отвергнув предложения королевского министра, собрание нотаблей было распущено. Оставаясь под угрозой финансового краха и растущих волнений, Людовик XVI в августе 1788 г. вернул к власти Неккера, по совету которого согласился на созыв Генеральных штатов. Созыв представителей трех сословий был назначен на май 1789 г. На Генеральные штаты возлагалась задача найти пути и средства для преодоления финансового кризиса. Вынужденный считаться с растущим недовольством третьего сословия, король согласился дать его представителям двойное преимущество в Генеральных штатах. Однако важный вопрос о том, как производить голосование - посословно или по числу голосов, был оставлен открытым.

Открытие Генеральных штатов во Франции 5 мая 1789 г.

5 мая 1789 г. в одном из дворцов Версаля состоялось торжественное открытие заседания Генеральных штатов, не созывавшихся во Франции со времен Людовика XIII (1610 - 1643)[4]. Перед троном короля, по одну строну заняли свои места 300 представителей от духовенства, одетых в лиловые и белые сутаны. По другую сторону расположились 300 представителей от дворянства, облачившихся  в пышные камзолы и дорогие шляпы. В задней части зала версальского дворца, позади дворянства и духовенства располагались депутаты от третьего сословия в количестве 600 человек, одетых в скромные и недорогие черные костюмы. Эти внешние отличия в одежде и занимаемых местах, указывали на привилегированное положение депутатов от первого и второго сословий, одно из которых охраняло спокойствие феодально-абсолютистской монархии, служа королю и правительству «молитвами», а другое «шпагой»[5]. Даже объединившись вместе, они составляли чуть менее 1 % от 25 миллионного населения Франции в XVIII веке.

Открывая заседания представителей трех сословий, Людовик XVI выступил с посланием к депутатам Генеральных штатов. Речь короля хоть и была встречена единодушными приветствиями, все-таки не смогла оправдать возлагавшихся на нее надежд. Людовик XVI ничего не сказал о необходимости проведения реформ и выразил неодобрение к «неумеренному желанию нововведений». Вслед за монархом выступил министр Неккер, весьма популярный в третьем сословии, который потребовал от имени правительства представления сословиями короне займа в размере 80 млн. ливров. В своем докладе он обошел стороной все самые острые вопросы, не высказал мнения ни о положении дел в государстве, ни о задачах Генеральных штатов.

На следующий день Генеральные штаты должны были преступить к проверке полномочий депутатов. Встал вопрос о порядке проведения проверки полномочий тесно связанного с другим вопросом - о посословном или поголовном голосовании. Возникшая проблема, как производить голосование - по сословиям или большинством голосов имела не столько практическое, сколько принципиальное значение. Дворянство и духовенство настаивало на сохранении прежнего посословного деления Генеральных штатов, что позволяло им голосовать отдельно и иметь двойное преимущество над третьим сословием.

6 мая 1789 г. депутаты от первого и второго сословий организовались в отдельных залах в самостоятельные друг от друга палаты и приступили раздельно к проверке своих полномочий. Для представителей третьего сословия возникла серьезная опасность сохранения в Генеральных штатах старого принципа посословного деления и превращения депутатов, не принадлежавших к двум первым привилегированным сословиям и составлявшим значительное большинство французского народа, в треть собрания. Граф Габриэль Оноре Мирабо - депутат третьего сословия, указал на такую опасность, он призвал своих коллег из третьего сословия бороться с этим, добиваясь совместной проверки полномочий всех депутатов.

Начались длительные переговоры. Низшее духовенство готово было идти на компромисс с депутатами третьего сословия, предложив избрать от каждого сословия комиссаров, с целью договориться. Однако дворянство было настроено непримиримо и категорически отказывалось от каких-либо уступок.

Политический кризис, который возник внутри Генеральных штатов и длился уже более месяца, привлек внимание французского народа. В Версаль стали стягиваться народные массы, заполнявшие плотными рядами галереи дворца «малых забав», в котором заседало собрание третьего сословие, названного на английский манер «Палатой общин». Получив широкую поддержку народа, депутаты третьего сословия решились на смелые и решительные действия.

10 июня по предложению аббата Э.-Ж. Сиейеса[6] собрание третьего сословия приступило к проверке полномочий депутатов от трех сословий, избранных в Генеральные штаты. Отвергнув принцип посословного деления французская «Палата общин» предложила первому и второму сословиям присоединиться к этой проверке на основе поголовного голосования по принципу большинства голосов. Депутаты, которые не являлись на проверку, лишались своих полномочий и должны были считаться исключенными из состава собрания.

Эти смелые политические шаги, подкрепленные решительными заявлениями, быстро дали свои результаты. 13 июня к собранию третьего сословия присоединилась часть низшего духовенства, а также стало известно о волнениях и колебаниях среди остальных служителей культа и некоторой части дворянства. Вся полнота политической инициативы отныне перешла в руки депутатов третьего сословия, которые, принимая на себя всю полноту ответственности в организации проверки полномочий депутатов всех сословий, подчеркивали, что только третье сословие является правомочным представителем всей нации. Помимо Э.-Ж. Сиейеса эту мысль неоднократно выражали Мирабо, Барнав[7] и бретонский адвокат Ле Шапелье.

Преобразование Генеральных штатов 17 июня 1789 г. в Национальное собрание. Провозглашение Национального собрания 9 июля 1789 г. Учредительным собранием.

После того, как третье сословие взяло на себя ответственность за проверку полномочий всех депутатов Генеральных штатов, когда оно разделилось на 20 отделов для этой цели, избрало своего председателя, - Байи, избрало бюро, когда оно отождествило свои права с правами всей Франции, это новое положение вещей требовало нового юридического выражения.

17 июня собрание третьего сословия провозгласило Генеральные штаты Национальным собранием, становясь, тем самым, высшим законодательным и представительным органом всего французского народа. Встревоженные этими событиями, король, а так же высшее дворянство и духовенство поспешило принять все необходимые меры. 20 июня правительство под предлогом созыва королевского заседания приказала

В ответ на это депутаты Национального собрания собрались в зале, служившем ранее для игры в мяч. Было внесено предложение утвердить членами собрания клятву не расходиться до тех пор, пока не будет выработана и принята конституция. Собрание торжественно приняло тут же текст составленной клятвы.

23 июня на созванном королем заседании трех сословий Людовик XVI объявил все постановления Национального собрания недействительными, а само Собрание - несуществующим и предложил сословиям снова разделиться по палатам, сохраняя прежнюю сословную обособленность. После чего Людовик XVI и первые два сословия покинули зал заседаний. Однако ученый-астроном Байи, избранный председателем Национального собрания еще в начале июня, объявил его заседание открытым. Королевский обер-церемониймейстер маркиз де Брезе[8] потребовал от депутатов повиноваться распоряжению монарха, за что услышал гневный ответ Мирабо: «Пойдите и скажите вашему господину, что мы здесь - по воле народа и оставим наши места, только уступая силе штыков».

По предложению Мирабо Собрание провозгласило неприкосновенность личности депутатов, а попытки покушения на эти права постановило считать государственным преступлением. Таким образом, 23 июня абсолютистская монархия потерпела серьезное поражение, после того как члены Национального собрания отказались разойтись по воле монаршей особы. Уже 24 июня значительная часть духовенства и дворянства поспешили присоединиться к Национальному собранию. Король был вынужден вопреки его воли санкционировать это соединение трех сословий в Национальном собрании.

9 июля Национальное собрание провозгласило себя Учредительным собранием. Этим оно подчеркивало свою обязанность выработать конституционные основы, на базе которых предполагалось учредить во Франции новый общественный строй. В те далекие июльские дни граф Мирабо[9] предавался иллюзиям: «Эта великая революция обойдется без злодеяний и без слез». Однако на этот раз проницательность изменила Мирабо. Великая Французская буржуазная революция только начиналась, а французский народ лишь вступал в ее преддверие.

Начало революции. Падение Бастилии 14 июля 1789 г.

Король и его окружение с тревогой и раздражением следили за развитием событий в Версале. Правительство собирало войска для разгона Собрания, посмевшего объявить себя Учредительным. В Париж и Версаль стягивались войска. Ненадежные части заменялись новыми. Народные ораторы перед огромным скоплением людей разъясняли угрозу, которая нависла над Учредительным Собранием. Среди буржуазии распространился слух о предстоящем объявлении государственного банкротства, т. е. намерении правительства аннулировать свои долговые обязательства. Биржа, лавки и театры были закрыты.

12 июля в Париж проникли известия об отставке министра Неккера, которому король приказал покинуть пределы Франции. Эта весть вызвала бурю негодования в народе, носившего накануне по улицам Париже бюсты Неккера и герцога Орлеанского[10]. Отставку Неккера восприняли как переход контрреволюционных сил в наступление. Уже вечером 12 июля произошли первые столкновения народа с правительственными войсками.

Утром 13 июля над Парижем загудел набат, призывая парижан к восстанию. В оружейных магазинах, в Доме инвалидов народ захватил несколько десятков тысяч ружей. Под натиском вооруженного народа, правительственные войска вынуждены были отступать, оставляя квартал за кварталом. К вечеру большая часть столицы была в руках восставших.

13 июля парижские выборщики организовали Постоянный комитет, преобразованный позднее в коммуну - Парижский муниципалитет. Постоянный комитет в тот же день постановил сформировать Национальную гвардию - вооруженную силу буржуазной революции, призванную защищать революционные завоевания и охранять буржуазную собственность.

Однако исход противостояния между королем и депутатами Учредительного собрания был еще не решен. Жерла пушек 8-и башенной крепости-тюрьмы Бастилии еще продолжали смотреть в сторону Сент-Антуанского предместья[11]. Постоянный комитет пытался достигнуть соглашения с комендантом Бастилии де Лоне. Историки приписывают призыв к штурму Бастилии молодому журналисту Камиллу Демулену. В толпе заметили, как к крепости проследовал отряд драгун. Народ бросился к воротам крепости. Гарнизон Бастилии открыл огонь по штурмовавшей крепость толпе. Еще раз пролилась кровь. Однако остановить народ уже было невозможно. Ворвавшаяся в крепость разъяренная толпа убила коменданта де Доне. В штурме Бастилии участвовали люди самых различных профессий: столяры, ювелиры, краснодеревщики, сапожники, портные, мастера мраморного дела и т. д. Взятие оплота тирании означало победу народного восстания. Признав формально свое поражение, король вместе с депутацией Учредительного собрания 17 июля приехал в Париж, а 29 июля Людовик XVI возвратил к власти популярного Неккера[12].

Весть об успехе народного восстания быстро разнеслась по всей Франции. Vox Dei[13] пронесся карающей десницей над многими королевскими чиновниками, презиравшими народ и видевшими в нем только лишь бестолковую «чернь». Королевский чиновник Фулон[14] был повешен на фонарной столбе. Та же судьба постигла и мэра Парижа Флесселя[15], подсунувшего восставим вместо оружия ящики с тряпьем. В больших и малых городах народ выходил на улицы и заменял назначаемую королем власть, олицетворявшую старый порядок новыми выборными органами городского самоуправления - муниципалитетами. Волнения начались в Труа, Страсбурге, Амьене, Шербурге, Руане и т. д. Это широкое движение, охватившее города Франции в июле - августе, получило название «муниципальной революции»[16].

Крестьянские выступления начались еще в начале 1789 г. до созыва Генеральных штатов. Под впечатлением, произведенным от штурма Бастилии в июле - сентябре начались выступления крестьян, получившие новый революционный размах. Повсеместно крестьяне прекращали уплату феодальных повинностей, громили дворянские усадьбы, замки[17] и сжигали документы, подтверждавшие права феодалов на личность крестьян. Владельцы имений были охвачены ужасом, вошедшим в историю под именем «Великого страха».

Начало работы Учредительного собрания 9 июля 1789 - 30 сентября 1791.

Учредительное собрание, соединившее в себе окончательно все три сословия, стало важнейшим шагом на пути к установлению в королевстве ограниченной законом монархии. Однако после одержанной 14 июля победы власть и политическое руководство фактически перешли в руки крупной буржуазии и объединившегося с нею обуржуазившегося либерального дворянства. Главою парижского муниципалитета стал Жан Байи[18], а главою сформированной Национальной гвардии[19] стал Лафайет[20]. В провинциях и большинстве муниципалитетов также преобладала крупная буржуазия, которая в союзе с  либеральным дворянством составили партию конституционалистов. Разделившись на правах и левых

Аграрное законодательство 4 - 11 августа 1789 г.

Уже в июле Собрание создало комиссию по подготовке декларации и конституции Франции. Однако из-за роста крестьянских восстаний, Собрание безотлагательно начинает с решения аграрного вопроса. На заседании Учредительного собрания 4 августа 1789 г., длившееся до поздней ночи[21], дворянские депутаты и владевшие земельной рентой буржуа больше других подверженные «Великому страху», вносят предложение о решении проблем, поразивших деревню. Герцог д'Эгийон, рисуя устрашающую картину бушующей деревни, предложил готовый законопроект, состоявший из 8 разделов. Призывая остальную часть дворянства «пожертвовать своими правами в интересах справедливости» и принести жертвы «на алтарь отечества», Учредительное собрание 11 августа приняло декреты по аграрному вопросу[22].

Все феодальные повинности были разделены на «личные» и «реальные». К «личным» относились: серваж, сеньориальные суды, право мертвой руки, исключительное право охоты и т. д. «Реальным» платежами считали: церковная десятина, чинш, единовременные пошлины сеньору при продаже и наследовании цензивы, шампар и т. д. Разницы между ними заключалась в том, что «личные» повинности в отличие от  «реальных» отменялись без всякого выкупа и не были связаны с земельной собственностью. Таким образом, не решив сути аграрного вопроса, Учредительное собрание в декретах 4 - 11 августа объявило, что «полностью уничтожает феодальный режим».

Декларация прав человека и гражданина 26 августа 1789 г.

После принятия аграрных декретов собрание вернулось к конституционным вопросам. 26 августа была принята Декларация прав человека и гражданина, состоящая из 17 статей, в основу которых были положены антифеодальные просветительские идеи Ж.-Ж. Руссо. В противоположность королевскому абсолютизму Декларация провозгласила принцип верховенства  нации. Нация - единственный источник всякой власти. Эта формулировка допускала сохранение монархии. Декларация формулировала точные определения «естественных, неотъемлемых и неотчуждаемых прав». Первая статья декларации начиналась: «Люди рождаются и остаются свободными и равными в правах». Правда, в первую статью была внесена туманная оговорка, допускавшая «общественные различия», если они ведут к «общей пользе». «Естественными и неотъемлемыми правами» признавались свобода личности, свобода слова и печати, свобода совести, свобода вероисповедания, безопасность и сопротивление угнетению, выбора любого рода занятий. В 17-й статье Декларации таким же нерушимом правом было объявлено право собственности. Изъятие ее из рук владельца допускалось лишь в случае «общественной необходимости», на основании закона и при условии «предварительного и справедливого вознаграждения».

Отвергая сословные привилегии, Декларация предусматривала право всех граждан участвовать самим или через своих представителей в законотворческом процессе.

В самом названии Декларации человек стоит на первом месте после гражданина. В этом тоже выразились идеи просветителей, стремившихся сфокусировать все свое внимание на человеческой индивидуальности. Вслед за гуманистами XVI в. и рационалистами XVII столетия, просветители ставили человека в центр всех своих исторических и философских построений. Они желали вырвать его из тисков феодальных корпораций (сословие, цех, гильдия), рассматривая как индивида, равного всякому другому. Всеобщее равенство было необходимо для ликвидации тех сословных барьеров, которые выстроило феодальное общество. Поэтому выделение человеческой личности в противовес феодальному корпоративизму составляло магистральную идею буржуазного мировоззрения, которую просветители XVIII в. довели до необычайной остроты. Знаменитая триединая формула «свобода, равенство и братство», извлеченная из Декларации впоследствии прокатиться громовым эхом по всей Европе.

Поход на Версаль 5 - 6 октября 1789 г.

После утверждения Декларации и предоставлению основных прав и свобод гражданам встал вопрос об избирательном праве. Уже 31 августа большинство депутатов Собрания с пониманием отнеслись к предложению депутата Мунье[23] об установлении имущественного ценза для избирателей и о разделении граждан на «активных» и «пассивных»[24]. Эта мысль была высказана Сиейесом еще в июле.

В сентябре правительство готовило новый контрреволюционный переворот. Людовик XVI отказался подписать августовские декреты и Декларацию. В Версаль и Париж стягивались надежные части. 5 октября со страниц газеты Марата «Друг народа» раздался призыв к походу на Версаль. В походе участвовало около 6 тыс., женщин требовавших хлеба. Позднее к Версалю подошла Национальная гвардия во главе с Лафайетом. 6 октября  вспыхнуло вооруженное столкновение с королевской стражей, в ходе которого народ ворвался во дворец. Испуганный король дважды вместе с Лафайетом выходил на балкон и пытался успокоить вооруженную толпу. Опасаясь самого худшего развития ситуации, Людовик XVI подписал декларацию и аграрные законы, после чего спешно покинул Версаль и отправился в Париж. Вслед за королем в столицу переехало Учредительное собрание.

8 октября был издан приказ об аресте Марата. Другу народа пришлось скрываться в подполье.

21 октября Учредительное собрание издало закон, разрешавший применять военную силу для подавления народных восстаний.

Административная реформа.

Отменив в августе старые привилегии провинций, Собрание затем уничтожило и всю средневековую систему деления Франции на провинции, женералите, сенешальства, бальяжи т. д. Законом 15 января 1790 г. Учредительное собрание установило новое административное устройство королевства. Вся страна была разделена на 83 департамента, разделявшихся в свою очередь на коммуны, кантоны и дискриты. Это новое административное устройство, уничтожавшее старую феодальную раздробленность с внутренними таможнями, вотчинными судами и тому подобное обеспечивало национальное единство государства. В результате проведенной реформы во Франции образовалось 44 тыс. муниципалитетов.

Церковная реформа

Попытки Людовика XVI и его министров в 1787 г. и в 1789 г. разрешить нависший над королевством социально-политический и экономический кризис закончились безрезультатно. Новое революционное правительство унаследовало от феодально-абсолютистской монархи значительное количество долгов и нарастающий в стране финансовый кризис. Во избежание опасных прецедентов нарушения «неприкосновенных и священных» прав частной собственности, охраняемой последней статьей Декларации прав человека и гражданина, Учредительное собрание по предложению епископа Отенского Талейрана, поддержанное Г. О. Мирабо,  постановило секвестровать[25] церковное имущество, исходя из предложенного Талейраном  разъяснения, что данная мера «вполне совместима со строгим уважением к правам собственности», поскольку обязанности, возлагающиеся на священников церковным саном, не позволяют духовенству быть такими же собственниками, какими являются  дворянство или буржуазия. Несмотря на протест духовенства, возмущенного выходкой своего собрата, и апеллировавшее к 17-ой статье августовской Декларации, депутаты Учредительного собрания декретом от 2 ноября 1789 г. постановили все церковное имущество передать в распоряжение нации. Церковная реформа затронула не только галликанскую церковь, сохранившую верность католицизму, но и те церкви, которые подверглись влиянию Реформации.

После того, как имущество церкви было объявлено собственностью государства, депутаты Собрания решили ликвидировать политическую автономию церкви, приступив, собственно, к самой реформе церкви. Декретами июля - ноября 1790 г. Собрания стремилось изменить внутреннюю структуру церкви и определить ее дальнейшую сферу деятельности в государстве. Ряд полномочий находящихся в ведении церковной администрации передавались под юрисдикцию местных гражданских властей (регистрация брака, регистрация умерший и регистрация новорожденных). Стремясь поставить духовенство на службу интересам формирующегося буржуазного порядка, депутаты Собрания постановили вывести галликанскую церковь из-под влияний французского короля и римского папы. Король лишался прерогативы назначения лиц на епископские кафедры, а папа лишался права их утверждения. Все церковные должности становились избираемыми, на основе установленного законом имущественного ценза. Вне зависимости от конфессиональной принадлежности, высшие духовенство избиралось департаментскими выборщиками, низшее - приходскими.

Правительство брало на себя обязательство выплачивать священнослужителям жалованье. Между государством и священнослужителями окончательно оформлялись связи по вектору государство - церковь, выражающиеся, в том числе через установленное законом денежное вознаграждение в форме заработной платы, получаемой служителями культа за их труд. Таким образом, всякий по праву носящий сутану превращался в духовного чиновника, служителя, но не в теологическом, а в светском значении этого слова.

Старое деление Франции на 18 архиепископств и 116 епископств заменялось делением на 83 диоцеза, что соответствовало 83 департаментам, образованным в ходе административной реформы.

Декретом 27 ноября 1790 г. Учредительное собрание постановило присягнуть выработанным статьям конституции. Каждый епископ обязывался принести присягу в присутствии муниципальных властей. Однако большинство священнослужителей отказалось от присяги. Из 83 епископов на верность Декларации прав человека и гражданина, а также статьям конституции присягнуло лишь 7. С конца ноября 1790 г. вплоть до 1801 г., т. е. на момент подписания Наполеоном I конкордата с Римом, духовенство во Франции делилось на конституционное (присягнувшее) и неконституционное (отказавшееся от присяги).

Дальнейшая попытка решения крестьянского вопроса Учредительным собранием.

Декреты 4 - 11 августа крестьянство восприняло, как полную отмену всех феодальных повинностей. Крестьяне перестали платить не только «личные» повинности, что позволялось законом, но и «реальные», которые предполагалось выкупать. Поскольку власти пытались заставить крестьян нести положенные повинности, пока они их не выкупят, в феврале 1790 г. вновь вспыхнуло восстание.

В решении аграрного вопроса Учредительное собрание использовало два метода: метод убеждения и метод принуждения. Декретом от 15 марта 1790 г. помещики были лишены права триажа[26]. Декретами февраля и июля 1790 г. Собрание подтвердило обязанность крестьян платить «реальные платежи» и предоставило местным властям право вводить «военное положение». В случае учинения крестьянами погрома имущества собственника, правительство возлагало на общины обязанность возмещения причиненного ущерба в размере 2/3 от стоимости утраты, понесенного владельцем.

В мае 1790 г. Собрание установило невыгодный для крестьян порядок выкупа «реальных платежей», что привело к новой волне крестьянского движения. В департаментах Керси, Перигор, Руэрг крестьянство зимой 1790 г. вновь поднялось на борьбу[27]. Собрание направляло в «мятежные» департаменты войска и комиссаров. Но быстро потушить очаг восстания не удавалось.

Еще в 15 мае 1790 г. Собрание издало декрет, по которому разрешило продажу национально имущества с торгов мелкими участками с рассрочкой платежа до 12 лет. В июне срок уплаты платежа сократился с 12 до 4 лет. Вместо продажи земли мелкими участками, теперь ее стали продавать целыми угодьями. Крестьянство в первое время проявило интерес к распродаже церковных земель и число волнений заметно сократилось. Однако цены на землю были установлены высокие, а продажа крупных участков с торгов поднимала их еще выше.

Приступив к продаже национальных имуществ, Учредительное собрание выпустило для уплаты за них специальные государственные денежные обязательства - ассигнаты, первоначально на сумму 400 млн. ливров. Эта сумма равнялась цене, предназначенной к продаже части национальных имуществ. Ассигнаты вначале были выпущены нарицательной стоимостью в тысячу ливров и котировались как ценные бумаги. Однако вскоре им были приданы функции бумажных денег: их стали выпускать мелкими купюрами, и они приобрели хождение наравне со звонкой монетой.

Выборы в муниципалитеты в январе - феврале 1790 г. Закон Ле Шапелье. Отмена сословий.

В январе - феврале 1790 г. на основе новых конституционных статей об имущественном цензе были проведены выборы в муниципальные органы. Доступ к ним, как и в Национальную гвардию был открыт только состоятельным людям.

В области торгового и промышленного законодательства Учредительное собрание исходило из принципов экономического либерализма школы физиократов. Стремясь к обеспечению наибольшего простора хозяйственной инициативы, оно отменило все прежние ограничения. Препятствовавшие свободе промышленной и торговой деятельности. 16 февраля 1791 г. был издан декрет об упразднении цехов и их привилегий, еще ранее была отменена правительственная регламентация в промышленном производстве. 2 марта Собрание принимает закон о свободе предпринимательской деятельности.

С весны 1790 г. в Париже и других городах начались стачки рабочих, требовавших повышение заработной платы и сокращения рабочего дня[28]. Образовался Братский союз, объединивший тысячи рабочих-плотников. Еще ранее печатники Парижа создали свою особую организацию.

14 июня 1791 г. депутат Ле Шапелье - адвокат из Ренна, внес проект против рабочих, принятый почти единогласно депутатами Учредительного собрания. Декрет этот по своему создателю, стал именоваться Закон Ле Шапелье[29]. Закон воспрещал объединение рабочих в союзы или в иные ассоциации, запрещал стачки и применял меры к нарушителям. Нарушители закона карались штрафами и тюремными заключениями. Собрания забастовщиков приравнивались к «мятежникам» и против участников могла быть применена военная сила. Сам Ле Шапелье мотивировал необходимость принятия этого закона тем, что профессиональные союзы и забастовки рабочих стесняют свободу личности предпринимателя и противоречат тем самым Декларации прав человека и гражданина.

Учредительное собрание ликвидировало деления страны на сословия, однако, сохранило при этом сам титул дворянства. Для того чтобы обеспечить дальнейшее равенство всех граждан в правах Собрание 19 июня 1790 г. отменило институт дворянства и все связанные с ним титулы. Ношение титулов: маркиз, граф, герцог и т. д., а также пользование фамильными гербами было запрещено. Граждане могли иметь только фамилию главы семьи.

Первые политические кружки во Франции

Принято считать, что первый политический клуб во Франции возник в июне 1789 года в Версале до революционных выступлений масс и падения Бастилии. Им стал Бретонский клуб, объединивший группу буржуазных депутатов из Бретани[30], к которым вскоре присоединились видные члены Национального собрания. Уже к концу июня численность членов клуба превысила 150 человек. После событий 5 - 6 октября вслед за королем и Учредительным собранием в Париж переехали деятели Бретонского клуба. Здесь в столице Франции клуб был преобразован в «Общество друзей конституции», или Якобинский клуб, названный так по библиотеке монастыря Св. Якова, в которой проходили заседания его членов. Все участники клуба платили ежегодно вступительный взнос от 12 до 24 ливров, что не позволяло принимать участие в его работе неимущим слоям населения. В отличие от Бетонского клуба принимавшего в свои ряды только депутатов Учредительного собрания в «Общество друзей конституции» входили сторонники буржуазно-демократических преобразований и умеренные либералы-конституционалисты. В первые годы революции роль Якобинского клуба, объединявшего практически всех крупных деятелей третьего сословия, как справа (от Сиейеса, Лафайета и Мирабо), так и слева  (до Робеспьера), была велика. В клубе обсуждалось большинство вопросов, рассматривавшихся депутатами Учредительного собрания. Якобинский клуб располагал множеством филиалов. В июне 1790 г. их численность достигла 100, в начале 1791 г. достигла 227, а на момент Вареннского кризиса в 83 департаментах Франции насчитывалось 406 отделений клуба.

В 1790 г. представители партии конституционалистов, представленной союзом крупной буржуазии с либерально настроенным дворянством, оставаясь в большинстве членами Якобинского клуба, сформировали «Общество 1789 года», в которое вошли: лидер конституционалистов Мирабо, глава национальной гвардии Лафайет, мэр Парижского муниципалитета Байи, бретонский адвокат из Ренна Ле Шапелье и др. Председателем «Общества 1789 года» был избран аббат Сиейес. Все они придерживались правых взглядов, а в Учредительном собрании их представительство называли умеренными либералами-конституционалистами. В «Обществе 1789 года» были установлены высокие членские взносы, а его заседания проходили за закрытыми от постороннего глаза дверями.

С ростом крестьянско-плебейского движения возникали новые идейно-политические кружки, впитавшие взгляды французских просветителей. Среди них особое место занимал «Социальный кружок», основанный в январе 1790 г. аббатом Клодом Фоше и горячим поклонником просветительских идей Ж.-Ж. Руссо литератором Николя де Бонвиллем, объединивший в своих рядах демократически настроенную интеллигенцию. Огромное политическое влияние «Социальный кружок» приобрел в ноябре 1790 г., после того, как его руководителями была основана более широкая организация - «Всемирная федерация друзей истины», вобравшая в себя около 3 тыс. человек. Заседания «Всемирной федерации друзей истины» проходили в помещении цирка Пале-Руаяль и привлекали аудиторию численностью 4 - 5 тыс. человек, состоявшую из ремесленников, рабочих и др. представителей парижской бедноты. В выступлениях на заседаниях федерации, а также в издаваемой «Социальным кружком» газеты «Железные уста», Фоше и Бонвилль выдвигали требования наделения всех бедняков землей[31], уравнения имуществ и отмены права наследования[32]. Несмотря на то,  в острых политических вопросах ни Фоше ни Бонвилль, не занимали исключительно левую позицию, К. Маркс и Ф. Энгельс утверждали, что в «Социальном кружке» началось то революционное движение, которое затем «породило коммунистическую идею», выдвинутую Бабефом и его последователями.

В апреле 1790 года было основано «Общество друзей прав человека и гражданина» или Клуб кордельеров, получивший свое наименование от монастыря, принадлежавшего ордену францисканцев-кордельеров[33], в котором собирались члены клуба. Клуб Кордельеров по своему составу представлял более демократическую организацию, боровшуюся против цензового ограничения депутатами Собрания избирательного права. Для желающих вступить в клуб были установлены небольшие членские взносы. В отличие от Якобинского клуба в Клубе кордельеров было мало депутатов Учредительного собрания. В него входили преимущественно революционно настроенные общественные деятели, носители республиканских идей: адвокат Дантон, журналист Камилль Демулен, издатель газеты «Друг народа» Жан Поль Марат[34], журналист и адвокат Франсуа Роббер, типограф Моморо и др. Эмблемой Клуба было всевидящее око, символизирующее бдительность народа.

«Вареннский кризис» 21 июня 1791 г. и первый раскол внутри Якобинского клуба 16 июля 1791 г.

После похода на Версаль 5 - 6 октября 1789 г. и переезд короля и Собрания в Париж резиденцией монархии стал дворец в Тюильри. Утром 21 июня 1791 года парижане были разбужены гулом набата и пушечными выстрелами, оповестившими о бегстве из Тюильрийского дворца Людовика XVI и Марии-Антуанетты вместе детьми. Стало очевидным, что карета с самыми высокородными из всех аристократов стремительно двигалась к восточной границе Франции, у которой собирались силы контрреволюции, чтобы начать свой крестовый поход против «восставшего сброда».

В тот же день на заседании Клуба кордельеров была составлена прокламация к французскому народу, опубликованная в форме афишы: за перефразированными стихами из «Брута» Вольтера следовал призыв к наказанию тиранов смертью[35]. Тут же члены Клуба единодушно одобрили лично составленную Франсуа Робером петицию к Учредительному собранию, требующую после бегства короля и королевы из Парижа окончательного уничтожения монархии[36]. 21 июня активизировались все силы сторонников республиканского правления[37]. К низложению Людовика XVI и провозглашению Франции республикой призывали журналист Бриссо[38] и печатный орган «Всемирной федерации друзей истины» - «Железные уста». Печатный орган «Общества друзей прав человека и гражданина» - «Друг народа» призывал к революционной борьбе с тиранами.

После побега монарших особ были срочно приняты все меры для их задержания. Не прошло и дня, как беглецы были схвачены недалеко от границы в местечке Варенн и доставлены в Париж под конвоем Национальной гвардии. Поимке помог сын почтового служащего Друэ, который узнал Людовика XVI по профилю, чеканившегося на монетах, и поднял тревогу. Уже 25 июня жители Парижа встретили короля и королеву враждебным молчанием.

Клуб кордельеров и «Всемирная федерация друзей истины» возглавили движение за установления во Франции республики. Дантон, Шометт, Кондорсе выступали ее горячими поборниками на собраниях секций. Местные отделения Якобинского клуба направляли в Париж петиции, требовавшие немедленного отречения короля и королевы. Депутаты Учредительного собрания на момент разбирательства временно отрешили короля от власти. Не теряя надежды после стольких преобразований договориться с Людовиком XVI и установить в королевстве конституционную монархию, а также стремясь дать самый решительный отпор сторонникам республики, депутаты Собрания прикладывали все усилия для спасения сильно пошатнувшейся репутации французского короля. Их усердием 15 июля Людовик XVI был реабилитирован перед Францией, что было закреплено в форме постановления депутатами правой Учредительного собрания, придерживающихся версии о «похищении короля» с целью его компрометации[39].

Восстановление власти Людовика XVI по решению Учредительного собрания привело в негодование демократов. Клуб кордельеров отказался признать легитимность этого постановления и составил еще одну петицию, призывавшую не подчиняться незаконной власти короля-изменника. На следующий день члены Клуба кордельеров отправились в Якобинский клуб, призывая поддержать антикоролевскую петицию.

Процесс политического размежевания в палате третьего сословия на сторонников и противников революции начался еще в июне 1789 года. Внешне было заметно, что сторонники революции занимали места слева от председательского стола, стоявшего в центре зала, а противники революции всегда усаживались справа[40]. После того как Людовик XVI подписал Декларацию прав человека и гражданина вместе с отдельными статьями конституции и оставил Версаль, 13 октября 1789 года ярые сторонники абсолютизма покинули Учредительное собрание. Таким образом, в созданное политическое «Общество друзей конституции» сформированное на основе Бретонского клуба, вошли умеренные либералы-конституционалисты и революционные демократы. Однако размежевание на сторонников и противников революции продолжалось. В ходе «муниципальных революций» июля - августа 1789 г. и проведенных в начале 1790 г. установленных законом двухстепенных выборов в местные органы городского самоуправления, к власти пришли сторонники конституционной монархии. Добившись поставленных целей, крупная буржуазия и либеральное дворянство стремились упрочить свое положение и остановить нарастающее движение за права и свободы, исходящее от городской и сельской бедноты. Внешним выражением отделения умеренных либералов-конституционалистов от демократической буржуазии стало обособление правой части Якобинского клуба в новую политическую организацию - «Общество 1789 года», не порывавшей пока еще с якобинцами. На момент подачи кордельерами петиции в Якобинский клуб, в последнем уже шла острая политическая борьба. 16 июля 1791 года левая часть Якобинского клуба поддержала петицию. Это стало причиной первого раскола внутри якобинцев. Правая часть якобинцев, состоявшая в «Обществе 1789 года», демонстративно покинула заседание и вскоре вышла из состава Якобинского клуба. Большинство членов «Общества 1789 года», порвавших с левыми якобинцами основали новый политический Клуб фейянов, названный по имени бывшего монастыря, ранее принадлежащего ордену фейянов. Его лидерами стали Лафайет, Байи и образовавшийся после смерти Мирабо «триумвират» в лице Барнава, Дюпора и Ламета. Фейяны установили высокие членские взносы[41], обеспечивающие их организации надежную защиту от проникновения в Клуб демократически настроенных граждан. Раскол Якобинского клуба в Париже привел к расколу во всех филиалах, принадлежащих клубу. Во всех департаментах Франции происходило одно и то же. Представители крупной буржуазии покидали местные отделы Якобинского клуба.

Расстрел на Марсовом поле 17 июля 1791 года.

Итак, сторонники ограниченной монархии взяли курс во что бы то ни стало завершить 15 июля Барнав выступает в Учредительном собрании, требуя положить конец революционным порывам масс. За день до трагедии на Марсовом поле Якобинский клуб покинули противники республики. Демократические клубы и газеты требовали низложения монархии. По призыву Клуба кордельеров на Марсовом поле несколько дней собирались толпы народа для принятия петиции о ликвидации монархии во Франции, упразднения имущественного ценза и переизбрания депутатов Учредительного собрания.

По приказу Учредительного собрания на Марсово поле стягивались войска Национальной гвардии. Собрание народа проходило спокойно, но господствующая власть, стремясь установить конституционную монархию, решилась действовать. Мэр Парижа Байи приказал разогнать демонстрацию силой. 17 июля гвардейцы под командованием Лафайета открыли огонь по безоружному народу. Около 50 человек было убито и сотни ранено. Впервые одна часть третьего сословия выступила с оружием в руках против другой его части. После разгона мирной демонстрации последовали карательные меры правительства. 18 июля Учредительное собрание издало декрет о суровом наказании «мятежников», постановив начать судебное преследование участников демонстрации.

Имея значительный перевес в Собрании над сторонниками республики, конституционалисты решили повысить имущественный ценз для всех категорий «активных» граждан. Под предлогом кодификации статей конституции, принятых ранее Учредительным собранием, депутаты от большинства добились пересмотра статей, касающиеся избирательного ценза. В августе большинством голосов «правых» было принято решение о значительном повышении имущественного ценза[42].

Подготовка интервенции во Францию. Пильницкая декларация 27 августа 1791 г.

Победа французской революции вызвала волнение у европейской аристократии. 14 июля 1789 г. был создан опасный прецедент. Осенью 1789 г. разгорелось национально-освободительное движение в Бельгии против владычества австрийцев и вскоре переросло в буржуазную революцию. Уже к декабрю того же года австрийцы были изгнаны с территории Бельгии. Не желая распространения революционного огня по Европе 27 июля 1790 г. по соглашению в Рейхенбахе между Австрией и Пруссией были разрешены основные спорные вопросы, за которыми последовало заключение союза с целью подавления революции в Бельгии. К ноябрю 1790 г. бельгийская революция потерпела поражение. Мотивы, побуждавшие правительства европейских монархий спешить с интервенцией против революционной Франции, были отчетливо сформулированы Екатериной II: «Мы не должны предать добродетельного короля в жертву варварам, ослабление монархической власти во Франции подвергает опасности все другие монархии»[43].

После победы в Бельгии император Священной римской империи германской нации Леопольд II обратился к европейским державам с предложением о созыве, ввиду надвигающейся угрозы, общеевропейского конгресса в Аахене или Спа для организации совместной интервенции против революции во Франции. Ввиду того, что Россия и Англия предпочли уклониться от участия в конгрессе, инициатива императора Леопольда закончилась провалом.

На почве подавления бельгийской революции наметились точки соприкосновения между Пруссией и Австрией. 27 августа 1791 г. в замке Пильниц в Саксонии император Леопольд II и прусский король Фридрих Вильгельм II подписали декларацию о совместных действиях помощи французскому монарху. Заключенный на основе Пильницкой декларации и прелиминарного договора 1791 г. австро-прусский союзный договор 7 февраля 1792 г. положил начало первой антифранцузской коалиции.

Конституция 3 сентября 1791 года.

Еще в июле 1789 г. Учредительное собрание постановило сформировать комиссию для подготовки Декларации и выработке основных статей французской конституции. Однако рост крестьянских выступлений заставил депутатов Учредительного собрания заняться решением аграрного вопроса. В конце августа Учредительное собрание вернулось к обсуждению конституции, прологом к котором стало принятие Декларации прав человека и гражданина. Под влиянием событий 5 - 6 октября 1789 г. депутаты Собрания ускорили работу над редактированием статей Основного закона. Эта трудная работа была выполнена депутатами уже в октябре, а к концу декабря она была закончена, а соответствующие декреты приобрели законную силу.

Законодательством октября - декабря 1789 г. граждане делились на «активных» и «пассивных». «Пассивными» считались те, кто не обладал установленным имущественном цензом и потому лишался права избираться и быть избранным. «Активные» граждане, обладавшие имущественным цензом и избирательными правами, подразделяюсь на три категории:

1. Право избирать выборщиков предоставлялось мужчинам, достигшим 25-летнего возраста и платившим прямой налог в сумме, равной местной трехдневной зарплате поденщика.

2. Право быть избранным выборщиком и избирать депутатов предоставлялось лицам, которые платили прямой налог в размере десятидневной заработной платы.

3. Право быть избранным в депутаты предоставлялось лишь лицам, которые платили прямой налог в размере серебряной марки (около 54 ливра), и обладавшим земельной собственностью.

Из 25 - 26 млн. населения Франции, конституция предоставила избирательное право лишь 4 млн. 300 тыс. человек.

Разрабатывая конституцию по частям и вводя ее в действие по мере утверждения отдельных статей, к сентябрю 1791 г. Учредительное собрание завершило эту работу. Восстановив полностью власть Людовика XVI, депутаты Собрания предоставили ему на утверждение статьи первой буржуазной конституции во Франции. Основной закон, подписанный королем 3 сентября, провозглашал принцип верховенства нации: «От нации происходят все власти».

В соответствии со статьями конституции, Франция объявлялась ограниченной Основным законом монархией. Главой высшей исполнительной власти являлся «божьей милостью и силой конституционных законов» король французов, которому предоставлялись легитимное право назначения лиц на должности министров и высших военачальников, а также право суспенсивного (задерживающего) вето. Вся полнота высшей законодательной власти концентрировалась в руках депутатов Законодательного собрания, состоявшего из одной палаты и избираемого в ходе двухстепенных выборов «активными» гражданами сроком на 2 года. Назначаемые королем министры, по требованию Законодательного Собрания, должны были отчитываться перед депутатами Собрания о состоянии бюджета и могли быть преданы по решению большинства голосов Собрания ответственности в установленном законом порядке. Объявление войны и заключение мира производилось Законодательным собранием на основе предложения короля.

Конституцией уравнивались в правах все конфессии, исповедующие себя на территории королевства, а также сохраняла рабство во французских колониях.

Не разрешив окончательно аграрного вопроса, конституция 1791 г. не обеспечила и ликвидации феодализма. Сохраняя рабство, как самую тяжелую форму эксплуатации человека человеком, конституционный строй противоречил статьям Декларации прав человека и гражданина. Вместо провозглашенного в перовой статье Декларации равенства граждан в правах, данных им Творцом от рождения и сохраняемых впоследствии[44], Основной закон устанавливал имущественное неравенство между гражданами, предоставляя политические права только «активным» гражданам, могущим изъявлять свою гражданскую позицию на выборах представителей в местные органы власти и муниципалитеты.

Тем не менее, французская буржуазная конституция имела в то время большое прогрессивное значение.

Завершение работы Учредительного собрания 30 сентября 1791 года. Конец первого этапа Великой Французской буржуазной революции.

После провозглашения во Франции буржуазных прав и свобод, а также выработке конституционных основ королевства, утвержденных главою исполнительной власти - монархом, Учредительное собрание, работавшее более двух лет, посчитало свою миссию завершенной. В манифесте Людовика XVI, утверждавшего завершение работы депутатов Учредительного собрания говорилось, что «наступил конец революции».

Начало работы Законодательного собрания 1 октября 1791 г.

Конституция 1791 г. разграничила властные полномочия между монархом и представительством. Наделив короля исполнительной властью, буржуазия ограничила его законотворческую деятельность, предоставив, правда, право накладывать вето на решения Собрания. Прежде чем вынести постановление о прекращении заседания Учредительного собрания, депутаты объявили о начале выборов в Законодательное собрание. Только после их проведения король подписал манифест, по которому Учредительное Собрание прекращало свою деятельность, уступая место депутатам, избранным в Законодательное собрание.

1 октября 1791 г. в Париже начало свою работу Законодательное собрание. Оно состояло в своей подавляющей массе из представителей буржуазии и буржуазно настроенной интеллигенции. Поскольку Учредительное собрание постановило, что его члены не могут быть избраны в Законодательное собрание, депутаты последнего были избраны из местных муниципалитетов и местной выборной администрации. Несмотря на то, что в этих выборных органах местной гражданской власти якобинцы были представлены лучше, в Собрании они составили значительное меньшинство. Причиной тому стал имущественный ценз, который смогли преодолеть немногие.

Правую Законодательного собрания составляли фейяны, получившие более 250 мест. Левая Собрания состояла преимущественно из якобинцев и насчитывала 136 депутатов. Многочисленный центр, сформированный около 350 депутатов, формально не принадлежал ни правому, ни левому блоку Собрания. Тем не менее, большинство депутатов центра поддерживало правые идеи. На их голоса всегда могли рассчитывать фейяны, в случае активного противодействия со стороны якобинцев, возникавших при обсуждении наиболее острых политических вопросов.

К концу 1791 - началу 1792 гг. экономическое положение Франции ухудшилось. Распродажа национальной собственности, начатая предыдущим Собранием, проходила успешно. Но при принятой продажи земли преимущественно крупными участками большая часть земель попадала в руки буржуазии, а не крестьянства. Крестьянство, вынужденное к тому же выполнять неотмененные повинности, открыто выражало свое недовольство. Увеличивающийся выпуск асигнантов привел к начавшемуся обесцениваю бумажных денег. Ближайшим последствием обесценивания денег стал рост цен на товары первой необходимости.

В связи с восстанием во французских колониях негров-рабов (Сан-Доминго) к началу 1792 г. почти исчезли из продажи такие товары как кофе, сахар, чай. Сахар, стоивший 25 су за фунт, поднялся в цене до 3 ливров. Уже в ноябре в Париже возникли волнения рабочих и ремесленников. В Законодательное собрание поступали жалобы и петиции, требовавшие установления твердых цен на продукты и обуздания произвола крупных оптовых торговцев. В феврале 1792 г. Законодательное собрание издало декрет, запрещавший вывоз различного сырья из Франции. Тогда вооруженные крестьяне в районе Нуайона задержали баржи с зерном на реке Уазе и частью распределили между собой, частью пустили по стабильным ценам. Это движение поддержал Бабеф, будущий руководитель заговора «во имя равенства». Сходные с этим случаи имели место и в других районах Франции. Священник Жак Ру, будущий вождь «бешеных», священник-якобинец Доливье уже в начале 1792 г. требуют установления твердых цен на продукты и защиты бедняков от произвола богачей.

9 ноября 1791 г. был принят декрет против эмигрантов, объявивший всех не вернувшихся во Францию до 1 января 1792 г. изменниками Отечества, а 29 ноября был принят декрет против неприсягнувших конституции священников, установивший для них меры наказания.

Начало революционных войн 20 апреля 1792 г. и кризис французской монархии.

После штурма Бастилии 14 июля 1789 г. прошло достаточно много времени, однако, обстановка во Франции по-прежнему оставалась напряженной. Брат короля граф д'Артуа, бежавший из Парижа в ночь с 16 на 17 июля эмигрировал за границу. В Турине вокруг брата Людовика XVI  вскоре стали формироваться контрреволюционные силы. В конце 1789 г. граф д'Артуа посылает своих многочисленных эмиссаров к монархам Европы с призывом присоединиться к походу французского дворянства против революции. С1791 г. центорм контрреволюционных сил становится Кобленц, где граф д'Артуа приступил к формированию армии. В то же время и королева Мария-Антуанетта через тайных агентов посылала своему брату - императору австрийскому Леопольду II письма, в которых умаляла его поскорее придти на помощь и подавить мятеж.

В этой обстановке 20 октября 1791 г. жирондист Бриссо произнес взволнованную речь на Собрании, призывая дать отпор европейскому деспотизму, подготовлявшему интервенцию против Франции. Робеспьер и другие представители революционной демократии были категорически против войны с тронами Европы. Вождь левых якобинцев-монтаньяров Робеспьер считал, что главные силы контрреволюции, угрожающие Франции находятся внутри страны, а не в Лондоне, Вене, Петербурге или Кобленце: «На Кобленц, говорите вы, на Кобленц!.. Разве опасность в Кобленце? Нет! Кобленц отнюдь не второй Карфаген, очаг зла не в Кобленце, он среди нас, он в нашем лоне».

В марте 1792 г. король сформировал министерство из жирондистов. Мнистром внутренних дел был назначен Ролан, руководимый своею женою, а министром иностранных дел Дюмурье, который был одним из самых ярых сторонников войны. Политический центр жирондистов стал салон г-жы Ролан, умевшей за вечерним чаем в непринужденной беседе ставить на обсуждение важнейшее вопросы политики жирондистской партии.

20 апреля 1792 г. Франция объявила войну королю Богемии и Венгрии - австрийскому императору. Объявляя войну «реакционным монархиям» в лице императора Священной Римской империи, Законодательное собрание хотело подчеркнуть этим, что французская революция воюет не с народами германской империи, а с тираном.

С первых же дней войны Францию постигли неудачи. Генерал Рошамбо вскоре после начала боевых действий подал в отставку. Офицеры, в большинстве дворяне, переходил на сторону противника. Марат, возобновивший издание своей газеты открыто говорил об измене. Робеспьер обвинял генералов-изменников и жирондистов в предательстве интересов Франции. Жирондисты в свою очередь возобновили преследования Марата и начали травлю Робеспьера, заявив, что он служит Австрии.

В конце мая начале июня Законодательное собрание издало три декрета: о высылке не присягнувшее французской конституции духовенство, о роспуске королевской гвардии и о создании под Парижем лагеря федератов из 20 тыс. человек. Однако король согласился только с роспуском своей гвардии. Пользуясь правом, данной ему конституцией, Людовик XVI наложил вето на оставшиеся два декрета.

13 июня король, являясь по конституции главою исполнительной власти, отправил в отставку жирондистских министров и призвал фейянов. После такого демарша следовало ожидать неприятностей для монархии. И они не заставили себя ждать. 20 июня в антикоролевской демонстрации приняло участие несколько тысяч жителей Парижа. Ворвавшись в Тюильрийский дворец, они заставили короля надеть на голову красный колпак и потребовали вернуть к власти жирондистских министров[45].

Между тем ситуация на фронтах становилась критической. Французская армия под командованием Люкнера начала отступать к Лиллю. Лафайет оставил армию и приехал в Париж. Требуя у Законодательного собрания разгона революционных клубов. Не надеясь на своих генералов, народ сам начал готовиться к защите столицы. 11 июля 1789 г. Законодательное собрание приняло декрет, провозгласившего «Отечество в опасности». Все мужчины способные носить оружие подлежали призыву.

Восстание 10 августа 1792 г. в Париже. Низложение Людовика XVI.

После Вареннского кризиса измена короля и аристократии стала очевидна. Уже в начале июня 1792 г. Марат предлагал взять в качестве заложников Людовика XVI и Марию-Антуанетту. В своей газете «Защитник конституции», а также, выступая в Якобинском клубе, Робеспьер выдвигал еще одно требование - созыв демократически избранного на основе всеобщего избирательного права Национального Конвента, задачами которого якобинец ставил учреждение во Франции демократической республики и пересмотра конституции 1791 года, делившей население страны на «активных» и «пассивных». В конце июня Дантону удается добиться отмены такового деления в одной из секций Парижа - секции Французского театра.

С середины июня в Париже стали складываться новые революционные органы. Прибывшие в столицу сторонники федерации сформировали собственный центральный комитет, собиравшийся в тавернах «Золотое солнце» и «Синий циферблат». Однако еще более важную роль играло собрание комиссаров 48 секций Парижа. С 23 июня оно официально собиралось в муниципалитете города, явочно установив еще один новый революционный орган Парижа - Коммуну, руководящая роль в которой принадлежала монтаньярам и кордельерам. Будущий прокурор Коммуны Шометт писал: «Сколько величия было в этом Собрании! Какие высокие порывы патриотизма видел я, когда обсуждали вопрос о низложении короля! Что такое было Национальное собрание с его мелкими страстями...  мелкими мерами, с его декретами, задержанными на полдороге... в сравнении с этим собранием парижских секций».

С ростом сил революции все громче начинали звучать требования низложения французской монархии. 25 июня на трибуну Законодательного собрания поднялась провинциальная актриса Клэр Лакомб, потребовавшая отречения Людовика XVI и отставки Лафайета. Растерянное Собрание, состоявшее преимущественно из фейянов, все еще пыталось оттянуть неизбежную развязку.

24 июля, в момент нарастания народного волнения, был опубликован, а 3 августа стал известен в Париже манифест генерала прусской армии герцога Брауншвейгского[46], командующего силами интервентов. В манифесте от имени императора австрийского и прусского короля провозглашалось, что «соединенные армии намерены положить конец анархии во Франции: восстановить законную власть короля». Документ юридически предупреждал, что в случае малейшего оскорбления величества и его семьи, Париж будет предан страшной военной экзекуции и полному уничтожению. Однако угрозы европейских монархов были восприняты с раздражением французским народом. В адресе Законодательному собранию комиссары 47 секций Парижа из 48 требовали отречения Людовика XVI и немедленного созыва Национального Учредительного Конвента. Не надеясь на представителей Законодательного собрания, комиссары парижских секций 5 августа стали открыто готовиться к вооруженному восстанию.

В ночь с 9 на 10 августа над Парижем раздался набат. Утром комиссары Коммуны двинули вооруженный народ в сторону Тюильрийского дворца, служившей резиденцией Людовику XVI. На подступах к Тюильри завязался жаркий бой между восставшими и силами роялистов, поддержанных швейцарскими наемниками. В ходе всеобщего штурма дворца было убито и ранено около 500 парижан. Король отдал себя под защиту Законодательного собрания. Так начался второй этап Великой Французской буржуазной революции.

После народного восстания вся полнота власти находилась в руках Парижской Коммуны. Явившись в Законодательное собрание, деятели Коммуны с 10 по 12 августа диктовали Собранию волю восставшего народа. Под давлением Коммуны решением Законодательного собрания стало низложение Людовика XVI. Бывшему монарху Собрание определило Люксембургский дворец, в качестве дальнейшего пребывания. Однако революционные секции Парижа, пользуясь всей полнотой, имеющейся у них власти в городе, арестовали в обход решения Законодательного Собрания Людовика XVI, и заключили его под стражу в Тампль. Собранием был декретирован созыв Конвента, избираемого двухстепенными выборами всеми мужчинами, достигшими возраста 25 лет. Но через два дня возрастной ценз был понижен до 21 года. Министры короля отправлялись в отставку. Вместо них Собранием избирался Временный исполнительный совет, сформировавший новое революционное правительство, преимущественно состоявшее из жирондистов. Монтаньяр Дантон получил в Совете должность министра юстиции. Камилл Демулен писал: «Мой друг Дантон, милостью пушек, стал министром юстиции; этот кровавый день должен был для нас обоих кончиться нашим возвышением к власти или к виселице».

Восстание 10 августа фактически свергло монархию во Франции, покончило с политическим господством в Законодательном собрании представителей крупной буржуазии, принадлежавших к партии фейянов, а также ликвидировало цензовую антидемократическую систему, установленную конституцией 1791 года.

[1] Этьен Шарль Лоран де Ломени де Бриенн (1727 - 1794) - французский политический деятель. С 1763 г. - архиепископ Тулузы, в 1787 - 1788 гг. - генеральный контролер финансов, с августа 1787 г. - главный министр, с 1788 г. - архиепископ Санса. В 1793 г. был арестован революционными властями и весной следующего года умер в тюрьме.

[2] Ассамблея нотаблей - сословный совещательный орган, созывавшийся королями Франции для обсуждения государственных, главным образом финансовых и административных вопросов. Нотабли назначались королем из числа наиболее видных представителей дворянства, высшего духовенства и высших городских верхов. При Людовике XVI созывались дважды: 22 февраля - 25 мая 1787 г. и 6 ноября - 12 декабря 1788 г.

[3] Александр Шарль де Калонн (1734 - 1802) - французский политический деятель. Был интендантом Меца и Лилля, в 1783 - 1787 гг. - генеральный контролер (министр) финансов Франции. Для решения финансового кризиса предложил программу реформ, в основном в области налогообложения. Решение Парижского парламента предать его суду побудило Калонна бежать в Англию. В конце 1790 г. присоединился к лагерю роялистской эмиграции, являясь как бы главой правительства в изгнании. После Амьенского мира вернулся во Францию.

[4] Последний раз Генеральные штаты созывались во Франции в 1614 году по требованию феодальной знати, добивавшейся смены правительства и передачи управления государством в свои руки. Однако представители третьего сословия на нем оказались в меньшинстве. Собравшимися в 1614 г. Генеральными Штатами французская монархия объявлялась божественной, а власть короля -  священной. Эдиктом короля парламент обязывался регистрировать все ордонансы монарха. Ограничивались права Парижского и других местных парламентов королевства. Таким образом, ко времени правления короля Людовика XVI (1774 - 1792) Генеральные штаты не созывались французскими монархами на протяжении более ста лет.

[5] Старинная французская формула гласила: «Духовенство служит королю молитвами, дворянство - шпагой, третье сословие - имуществом». Т. е. представители третьего сословия должны были оплачивать все расходы монархии и господствующей феодальной аристократии в лице светской и духовной знати, являвшихся опорой французского абсолютизма.

Во Франции все кто не принадлежал к духовенству и дворянству входили в третье сословие. Самой многочисленной социальной прослойкой в третьем сословии было крестьянство, самой малочисленной - буржуазия. Сосредоточив в своих руках огромные капиталы, буржуазия представляла собой экономически сильную прослойку общества, однако, являлась при этом таким же политически бесправными классом, как и все третье сословие, составлявшее подавляющую часть населения  французского королевства.

[6] Эмманюэль Жозеф аббат Сиейес (1748 - 1836) - французский памфлетист, видный политический деятель Великой французской революции. Депутат Генеральных штатов, Национального собрания и Национального конвента, член Совета пятисот (1795 - 1798 гг.), в 1798 - 1799 гг. - посол в Пруссии. Оказал содействие перевороту 18 брюмера X г. Свободы 7 г. Республики (9 - 10 ноября 1799 г.), был одним из трех временных консулов (вместе с Бонапартом и графом Дюко), президентом сената, с 1808 г. - граф Империи. После Ста дней Наполеона эмигрировал и вернулся во Францию лишь после революции 1830 г., в ходе которой французская буржуазия пришла к власти.

[7] Антуан Пьер Жозеф Мари Барнав (1761 - 1792) - французский политический деятель. Депутат Генеральных штатов, Национального собрания и Конституционной ассамблеи, сторонник конституционной монархии. В августе 1792 г. арестован, осужден революционным судом и гильотирован в ноябре 1792 г.

[8] Анри Эврар маркиз де Дрё-Брезе (1762 - 1829) - французский придворный. С 1781 г. занимал наследственный пост главного церемониймейстера двора. В начале революции эмигрировал, после Реставрации - пэр Франции.

[9] Оноре Габриэль Ракети град де Мирабо (1749 - 1791) - видный деятель Великой французской революции на ее начальном этапе, знаменитый памфлетист и оратор. Депутат Генеральных штатов и Национального собрания. Играя заметную роль в развитии революционных событий, Мирабо стал при этом, однако, секретным агентом королевского двора. Умер в разгаре; заговора теневая сторона его деятельности стала известна лишь после его смерти.

[10] Луи Филипп Жозеф герцог  Орлеанский (1747 - 1793) - принц крови, двоюродный брат Людовика XVI; в сентябре 1792 г. принял имя «гражданин Филипп Эгалитэ». Будучи депутатом Генеральных штатов, вместе с группой представителей либеральной знати примкнул к третьему сословию, входил в состав Национального собрания и Национального конвента. Поддерживал якобинцев и голосовал за казнь Людовика XVI. однако, в апреле 1793 г. был арестован и через семь месяцев был гильотирован по приговору Революционного трибунала.

[11] Сент-Антуанское предместье - район Парижа, в котором жили представители третьего сословия, преимущественно ремесленники и рабочие. Пушки Бастилии, по распоряжению властей, должны были всегда смотреть в эту сторону. Здесь интересную аналогию можно провести с Англией XVII века. В Лондоне пушки  крепости-тюрьмы Тауэра были направлены на Сити, где тогда заседал английский парламент, противостоявший абсолютизму. По таким поступкам и подобным им сразу видно кого власть считает своими врагами, но совеститься об этом сказать. Невозможно не согласиться с мнением Томаса Бирда, который стал знаменитым благодаря своей книге «Театр божественных воздаяний», написанной в 1597 г.: «Добрые государи были очень редки во все времена».

[12] Жак Неккер (1732 - 1804) - видный французский ученый и государственный деятель швейцарского происхождения. После отставки Тюрго трижды назначался на должность генерального директора финансов: 1776 - 1781 гг., затем 25 августа 1788 г. - 11 июля 1789 г. и  29 июля 1789 г. -  8 сентября 1790 г. Несмотря на талант и знание дела не был назначен генеральным контроллером финансов, так как был протестантом. В 1790 г. покинул Францию и вернулся в родную Швейцарию.

[13] Vox populi vox Dei (лат.) - «Глас народа - глас Божий».

[14] Жозеф Франсуа Фулон (1717 - 1789) - французский королевский чиновник. В период Семилетней войны - генеральный интендант армии, с 1771 г. - интендант финансов, с 1789 г. - государственный советник. Молва приписывала Фулону слова: «Если бы я был министром, я заставил бы французов есть сено». Казнен народом 22 июля 1789 г.

[15] Жак де Флессель (1721 - 1789) - французский королевский чиновник. С апреля 1789 г. «prevot des marchands» - купеческий старшина (мэр) Парижа, возглавлявший городской магистрат. Уговаривал Постоянный комитет, состоявший из парижских выборщиков-буржуа, договориться с комендантом Бастилии де Лоне. Казнен народом вечером после взятия Бастилии.

[16] 18 июля началось восстание в Труа, поддержанное крестьянами. 20 июля крестьяне вошли в город, но были рассеяны, созданной буржуазией местной милицией - Национальной гвардией. Тем не менее, 19 августа народу удалось ворваться в здание ратуши, захватить оружие, сформировать местный муниципалитет. Одновременно был захвачен склад соли, которая была пущена в продажу по твердым ценам. 9 сентября народ казнил мэра Труа.

19 июля восстание в Страсбурге, где были разгромлены дом городского головы и конторы по взысканию налогов.

[17] За замком феодал чувствовал себя в безопасности. Уничтожение замков было важным шагом на пути к централизации государства и объединению нации, ликвидации сеньориального произвола.

[18] Жан Сильвен де Байи (1736 - 1793) -  французский астроном и политический деятель. Депутат Генеральных штатов. 20 июня 1789 г. избран президент Национального собрания. После казненного нардом королевского чиновника Жака де Флесселя, исполняющего обязанности мэра Парижа, Байи был избран 15 июля купеческим старшиной (мэром) - «prevot des marchands» и занимал ее до 12 ноября 1791 г. В 1793 г. был казнен по приговору Революционного трибунала.

[19] Чтобы преградить дорогу в Национальную гвардию представителям народа и крестьянства для гвардейцев была установлена особая форма, стоившая не менее 4 ливров. Это являлось, своего рода, цензом для набора в гвардию. Поскольку такой шикарный мундир могли приобрести только состоятельные люди. В сражении против Жиронды, последовавшей после событий 31 мая - 2 июня, Гора опиралась на народную армию - санкюлотов. Слова Робеспьера: «Кто ходит в шитых золотом штанах, тот враг всех санкюлотов» - указывала на внешнее отличие бойцов противоборствующих сторон, раскрывала социальный смысл этой борьбы.

[20] Мари Поль Жозеф Ив Рок Жильбер дю Мотье маркиз де Лафайет (1757 - 1834) - французский военачальник и политический деятель. В годы войны за независимость 13-ти американских штатов против Великобритании (1775 - 1783 гг.) в период 1777 - 1782 гг. принимал с группой французских дворян-добровольцев участие в военных действиях в Северной Америке на стороне американцев, получив звание генерал-майора. Позднее во Франции был депутатом Ассамблеи нотаблей, Генеральных штатов, Национального собрания, Конституционной ассамблеи. В июле стал командующим Национальной гвардией Парижа. С декабря 1791 г. в ходе войны с Австрией - командующий одной из трех армий; в августе 1792 г. отстранен от командования и был вынужден бежать, опасаясь революционного террора. Вернулся во Франции после второго контрреволюционного переворота 18 брюмера VI г. Свободы III г. Республики (9 ноября 1795 г.) Наполеона Бонапарта. Признал Наполеона, но отказался от предложенных ему должностей, в том числе от должности посла Франции в США.

[21] 4 августа 1789 г. во Франции вошло в историю, как «ночь чудес».

[22] Марат так охарактеризовал любовь дворянства к Отечеству на страницах своей газеты «Друг народа»: «Если все эти жертвы и вызывались чувством благотворительности, нельзя все же не признать, что оно что-то слишком долго выжидало, прежде чем проявиться. Да что говорить! Ведь только при отблесках пламени, пожиравшего подожженные замки дворян, проявили они величие души, достаточное, чтобы отказаться от привилегии держать в оковах людей, сумевших вернуть себе свободу с оружием в руках!»

[23] Жозеф Жан Мунье (1758 - 1806) - французский политический деятель, один из лидеров умеренных роялистов. Депутат Генеральных штатов. Национального собрания, активный член Конституционного комитета. В мае 1790 г. эмигрировал, вернулся в 1801 г. по разрешению консула и был назначен префектом одного из департаментов, с 1805 г. - член Государственного совета.

[24] Т. е. на тех, кто имел право выражать свою гражданскую позицию на выборах и тех, кто был лишен такого права.

[25] Запрет или ограничение, устанавливаемые органами государственной власти на использование или распоряжение каким-либо имуществом.

[26] Триаж - наиболее распространенная форма захвата общинных крестьянских земель феодально-абсолютистской аристократией во Франции перед революционными событиями 1789 г. Выражалась в выделении 1/3 надела сеньору из общинных земель. Порой надел достигал 1/2, а в некоторых случаях 2/3.

[27] В посланиях местных властей Кагора Учредительному собранию в конце сентября 1790 г. сообщалось: «В некоторых местностях народ снова начинает сажать "майские деревья", что является общим сигналом к восстаниям... в других местах воздвигаются виселицы для тех, кто будет платить ренты, и для тех, кто будет их собирать».

[28] В то время рабочий во Франции работал по 13 - 14 часов в сутки.

[29] Действовал без изменений на протяжении 70 лет.

[30] Провинция, лежащая на северо-западе Франции.

[31] В ноябре 1790 г. Фоше писал: «Каждый человек имеет право на землю и должен обладать собственным участком, обеспечивающим его существование. Он получает право владеть им благодаря своему труду, и его часть должна, таким образом, провести линии (между участками), чтобы все имели кое-что и никто бы не имел ничего лишнего».

[32] Бонвилль писал: «До тех пор, пока будут существовать исключительные и наследственные привилегии, предоставляющие одному то, что принадлежит всем, формы тирании смогут меняться в зависимости от обстоятельств, но тирания будет всегда существовать».

[33] Подпоясывавшихся кордой (веревкой).

[34] Марат был настроен негативно к законотворческой деятельности Учредительного собрания и резко критиковал утвержденную депутатами Собрания Декларацию прав человека и гражданина, в которой усматривал привилегии, дарованные одной только крупной буржуазии: «Ваша знаменита декларация прав представляет собой, следовательно, лишь временную приманку на потеху дуракам, пока вы страшились их гнева, раз она сводится, в конечном счете, лишь к передаче богачам всех преимуществ и всех почестей нового порядка».

[35] В ней говорилось: «Свободные французы, составляющие Клуб кордельеров, заявляют своим согражданам, что число тираноубийц в этом клубе равняется числу его членов и что каждый из них дал клятву пронзить кинжалом тиранов, которые осмелятся напасть на наши границы или каким бы то ни было образом посягнут на нашу конституцию».

[36] Республиканские взгляды члена «Общества друзей прав человека и гражданина» Франсуа Робера известны. Еще осенью 1790 г. он выражал свое отношение к ограниченной конституцией монаршей власти: «Изгладим из нашего понятия и нашей конституции самое слово "король"».

[37] Республика (Res publica) в пер. с лат.,  - дело общественное.

[38] Будущий глава Жиронды.

[39] Выступая 15 июля 1791 года в Учредительном собрании, Антуан Барнав очень точно определил позицию крупной буржуазии и либерального дворянства после Вареннского кризиса: «Нам причиняют огромное зло, когда продолжают до бесконечности революционное движение... В настоящий момент, господа, все должны  чувствовать, что общий интерес заключается в том, чтобы революция остановилась».

[40] Так в политику вошли условные понятия «правые» и «левые», определяющие их идейно-политические взгляды в достижении конечной цели, а также разделяющие общественно-политические движение на противников и сторонников преобразований путем революции.

[41] Членские взносы, установленные по требованию руководителей Клуба фейянов, доходили до 250 франков.

[42] Это решение должно было вступить в силу через два года. За это время во Франции уже была провозглашена республика, отменен всякий имущественный ценз, осуществился переворот якобинцев, и была установлена якобинская диктатура.

[43] «С моей стороны, я готова воспротивиться всеми моими силами. Пора действовать и приняться за оружие для устрашения сих беснующихся».

Однако слова остались только словами. Россия при Екатерине II не вступила в ряды антифранцузской коалиции европейских держав. Русская монархия ограничилась моральной поддержкой, посылая проклятия в адрес революционеров. Опасения европейских государей понятны. Во Франции под напором революции гибла аристократия и монархия. Гибло окончательно и само представление о божественной монархии. Чернь, не имеющая божественной санкции диктует свою волю помазаннику Господа. Кто же, как не монарх является самым главным аристократом? Чье происхождение может сравниться с его происхождением? В 1815 г. аристократия одержит последнюю крупную победу в рамках всей Европы, восстановив династию Бурбонов во Франции, приехавших в обозе оккупантов. Сама аристократия это прекрасно понимала, что ее успех в дальнейшем не повториться. Тем страшнее будет наступившая реакция, продиктованная Священным союзом. Герцен А. И. так писал о том времени: «Революция оказалась несостоятельной... Люди спасались от настоящего в средние века, в мистицизм - читали Эккартсгаузена, занимались магнетизмом и чудесами князя Гогенлоэ».

[44] Первая статья Декларации прав человека и гражданина: «Люди рождаются и остаются свободными и равными в правах».  В этой статьи Декларации отразились взгляды просветителей, выраженных в естественном праве. Человек от рождения свободен и обладает равными политическими правами. Согласно теории общественного договора, только равные друг другу люди могли создавать общества и государства.

[45] Ворвавшись в дворец Тюильри восставшие якобы выдвинули королю ультиматум: «Выбирайте между Кобленцом и Парижем».

[46] Карл Вильгельм Фердинанд герцог Брауншвейгский (1735 - 1806). Участвовал в Семилетней войне, став фельдмаршалом Пруссии. В 1787 г. командовал прусской армией, подавившей патриотическое движение в Нидерландах. В 1792 г. главнокомандующий австро-прусскими войсками, выступившими против революционной Франции, в сентябре потерпел поражение в битве при Вальми. В 1806 г. - главнокомандующий прусской армией, смертельно ранен в битве при Ауэрштедте.

Комментарии
Поиск
Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии!
Русская редакция: www.freedom-ru.net & www.joobb.ru

3.26 Copyright (C) 2008 Compojoom.com / Copyright (C) 2007 Alain Georgette / Copyright (C) 2006 Frantisek Hliva. All rights reserved."